Открытый урок Светланы Малкиной




Каждый урок Светланы Александровны Малкиной сродни спектаклю, где педагог выступает в роли режис­сера-постановщика. Его задача – найти в богатейшем и противоречивом прошлом то, что зацепит и удивит.

Школа – это жизнь, а жизнь – это школа

До недавнего времени День учителя ежегодно приходился на разные даты октября. И случалось так, что он совпадал с днем рождения Светланы Александровны Малкиной. «Разве могла я выбрать другую профессию?» – шутит она по этому поводу.

Есть в жизни почетного работника общего образования РФ, заслуженного учителя Самарской области С.А. Малкиной и другие совпадения, знаковые события, которые для сторонних глаз выглядят счастливой судьбой. Учительское счастье – какое оно нынче? Даруется оно или зарабатывается? Возможно ли оно в пору, когда рушатся одни авторитеты и истины и их место занимают гаджеты и всякие подкасты с лайфхаками? Мысли не праздничные, но ведь и День учителя – он только официально отмечается раз в году, а уроки школьные – они проходят каждый день и либо остаются на всю жизнь, либо улетают в никуда…

ЧАС, ПРОЖИТЫЙ В XVI ВЕКЕ

«Почему при Иване Третьем на монетах стали изображать двуглавого орла? Права на какую империю, уже не существовавшую в то время, обрел Великий князь Московский?» Нет, эти вопросы звучат не в ТВ-игре «Что? Где? Когда?». Так начинается урок истории в 7-м классе в обычной средней школе. И ты сидишь гостем на задней парте, но через пару минут забываешься: хочется руку повыше поднять и ответить или хотя бы подсказать тому, кто явно норовит не попасться на глаза учителю.

Урок – он ведь сродни спектаклю: если захватывает, то ты не думаешь, где находишься, какое время на дворе, если в Москве и Риме сватовство государя всея Руси превращается в узел мировой политики.

«Сегодня у нас тема: вторая половина XVI века отечественной истории. И мы там «живем», – говорит «режиссер-постановщик» этого действа Светлана Александровна Малкина. Его «сцена» – кабинет истории Рощинской средней школы. Участники – 13-летние мальчишки и девчонки XXI века, игравшие в детсадовском возрасте со смартфонами с тем же азартом, как их бабушки с дедушками в лото или в «солдатиков». И как «зацепить» их судьбой и влиянием византийской принцессы – русской царицы Софьи Палеолог – из века XVI на наше сегодня? А если шире взглянуть: что нужно, чтобы стать настоящим учителем, на чьих уроках у детей глаза горят, когда и хулиганишки, и разгильдяи вдруг осознают, что их мысли интересны, их обязательно выслушают, не осадят за ошибку…

Что для этого нужно учителю? Педагогический талант? Глубокие профессиональные знания? Опыт? У Светланы Александровны свой ответ: «Надо видеть в ребенке личность. Он – как я, только маленький. Тридцать пять лет я учу ребят истории, и сама все время учусь, учусь… Знаете, что до меня дошло: мы принадлежим всем прошлым векам! Люди мало меняются как человечество. Меняются технологии, возможности, а человеческие качества остаются неизменными. «Я люблю, когда меня любят»… Какому столетию приписать это чувство? Любому! И нашему в такой же степени, как XVI веку или любому другому. И я сама такая же, и дети нынешние. По мне, так в этой взаимности – суть отношений учителя и ученика».

Диалектика жизни в том, что учитель сам сначала проходит путь ученика. У Светланы Александровны он как у всех педагогов. Но все же – свой.

ЖИЗНЬ КАК РЕЧНОЙ ПОТОК

Конкурс – десять человек на место. Что это за вуз, в котором такое число абитуриентов? Театральный или еще какой особенный? Кто сегодня догадается, что в 1979 году таким был конкурс на исторический факультет в Куйбышевском пединституте? Светлана, выпускница школы №112, что на Безымянке, колебалась в выборе специальности – математика или история? Но решила бороться за первое место в этой десятке претендентов. И поступила!

Еще одна деталь: из пятидесяти первокурсников-историков только пятнадцать – девушки! Нет, далеко не все молодые мужчины мечтали и пошли работать в школу, а в 90-е годы однокурсники становились и бизнесменами, и управленцами. Но это не про Светлану Александровну.

«Я всегда хотела быть учителем, – без пафоса, негромко рассказывает она, пока ее семиклассники заняты самостоятельной работой. – Еще когда мы жили в поселке металлургов в коммунальной квартире и играли с подружками в куклы, я их пыталась учить… Ой, наверное, поэтому я среди учеников как рыба в воде…»

Игра игрой, но была и другая школа – семейная. Хотя педагогов в роду не было. У отца, Александра Ивановича Кирилина, мастера ОТК на заводе «Прогресс», было личное клеймо качества – высшая степень доверия не где-нибудь, а на производстве изделий для космических кораблей. У него дочь училась: если за что берешься, делай на «отлично»! Мама Зинаида Алексеевна работала на заводе «Металлург», дед Алексей крестьянствовал до 92 лет…

От самых близких Светлана усвоила великий в своей простоте урок: вышел утром на улицу, посмотри на небо, на деревце, что качается, но не ломается на ветру, оглянись вокруг и скажи спасибо, что жив-здоров. И работай!

 

РАДОСТНОЕ СЛОВО «ВМЕСТЕ»

«Вы у нас в Рощинском впервые? Тогда вас надо проводить до остановки. Сейчас позову…», – заботится Светлана Александровна.

Входит в кабинет Малкиной коллега, представляется: «Малкин Геннадий Юрьевич…» Немая сцена… А Малкины улыбаются: жена и муж – оба учителя истории. Вместе со второго курса пединститута. Геннадий – из тех, кто пришел в вуз не ради диплома о высшем образовании, а чтобы в школе работать. Как и Светлана.

 После института молодые специалисты Малкины с 11-месячным сыном Стасом прибыли в школу села Лопатино Волжского района. На родину Геннадия. Вскоре его назначили директором школы в соседнюю Подстепновку, а Светлана проходила свои учительские университеты в Лопатинской средней школе по началом завуча Клавдии Степановны. Фамилия у завуча была – не поверите! – Малкина… Мама Геннадия Юрьевича.

«Сколько лет прошло… Стасу нашему тридцать четыре. Вот мы сейчас в Лопатино приезжаем, а у Клавдии Степановны на могиле всегда цветы. Не забывают ее односельчане. О таких деревенских учителях книги надо писать, – открывает еще одну страницу своей «педагогической поэмы» Светлана Александровна. И тут же: «А со мной Клавдия Степановна была вдвойне строга: чтобы никто не подумал, будто потакает завуч невестке по-родственному…»

В 1991 году Малкины получили приглашение в школу в Черноречье. Еще в старую, в которую ходили прямо через воинский плац. После села жизнь в военном городке удивляла. И Светлана Александровна, и Геннадий Юрьевич схожи в одном: в деревне значимы родовые корни, когда ученику бывает стыдно перед дедом с бабушкой, которых вся улица знает и почитает. А офицерские семьи – кочевые: сегодня – в Черноречье, а завтра – в Забайкалье или в Кинешме… И дети более легкие на подъем, у нынешних 17-летних проще отношение к житейским проблемам. В этом они, пожалуй, более схожи со Светланой Александровной.

Как приключение вспоминает она первую зиму в Черноречье. Квартира у Малкиных была в новом доме. Мало того, что необжитая, так еще и трубу прорвало, и целый год не было отопления. В морозы спали в шапках и валенках. Пережили, потому что были вместе: родители и маленький Стасичок (так по сию пору зовет сына Светлана Александровна).

Тридцать четыре года Станиславу. Теперь родители видят его нечасто. Переживают, но гордятся. Станислав Геннадьевич Малкин – доктор исторических наук, заведующий кафедрой всеобщей истории, профессор Самарского государственного социально-педагогического университета (бывшего пединститута, где учились Малкины-старшие). Кажется, совсем недавно Светлана Александровна вела историю в классе сына («Даже мужу не доверила», – шутит она, счастливая мама и успешный педагог).

Почему сын школьных учителей-историков стал ученым-историком? Это вопрос к самому Станиславу. Но задать его не удалось, потому что профессор Малкин был в командировке в Великобритании. К дню рождения мамы должен вернуться. И снова все педагоги-историки Малкины будут вместе. А два года назад их стало на одного больше: жена Стаса Светлана преподает эту науку в одной из самарских гимназий. У молодой учительницы все впервые…


За тридцать четыре года работы в школе Светлана Александровна Малкина так и не устала учиться – сначала удивляться чему-то неизвестному. И радоваться знаниям – своим и учеников.

И КАЖДЫЙ УРОК КАК ПЕРВЫЙ

Свой первый урок в лопатинской школе Светлана Александровна не помнит. Из-за волнения. «Весь год после института готовилась к урокам, кажется, сутками. Даже тошнило от напряжения, – исповедующая правду в отношениях с учениками, она и тут не боится признаться в трудностях. – Мне как новенькой дали сразу все классы. В день было по восемь уроков. В одном классе изучаем Куликовскую битву, в другом – Крымскую войну, потом НЭП или ХХ съезд партии… Вот так закалялся мой профессионализм. Это сейчас Интернет под рукой, а тогда книги приходилось доставать… Как мы с Геннадием Юрьевичем радовались, когда в начале 90-х стали печатать неизвестные нам исторические статьи, открывать архивные документы… Сейчас у учителя гигантские возможности для самообразования. А без постоянной учебы не может быть учителя. Я не стесняюсь сказать ученику: у меня нет данных по этому вопросу. Давай вместе поищем к следующему уроку. О, он таким гордым становится! И добудет столько информации, что потом сам доклад напишет».

За тридцать четыре года работы в школе (двадцать семь лет только в рощинской) учитель Малкина так и не устала учиться. Нет, сначала удивляться чему-то неизвестному, чтобы постараться познать это новое. И радоваться знаниям – своим и учеников. Она учит их не зубрить информацию, а думать, комментировать данные.

«Я двоечница. Ничего не знаю. Убеди меня, – первый принцип ее работы в классе. – Приведи аргументы в пользу твоей версии».

Еще один такой: «Твоя точка зрения не совпадает с моей». Ужас, ужас! У учителя и ребенка разные точки зрения… Это же непедагогично! А для Светланы Александровны как раз в этом «соль» учительского труда: чтобы у старшеклассника были не только знания о фактах, но и логические аргументы, а на их основе – собственное мнение.

Поразительно, но убеждать в этом Малкиной когда-то приходилось не людей, далеких от живой школьной жизни, а родителей учеников. И случались совсем грустные истории. Про шестиклассника Диму – одна из таких. Мальчишка в тринадцать лет как-то болезненно относился к оценкам, порой даже клянчил «пятерку». Светлана Александровна случайно увидела синяк у него на руке, подумала: ну мало ли – подрался… А Дима съежился, глаза спрятал. Проводила его учительница до подъезда, задержалась, смотрит – парнишка через пару минут выходит из дома и бредет, опустив голову… Признался, что бьет его мама за каждую тройку, и даже четверки ее не устраивают… О-хо-хо, за дверью дома ученика всякое бывает: ревнивая женщина злость свою на мужа выплескивала на сына…

«Обделенные любовью в семье – беда наша, – пожалуй, впервые глаза Светланы Александровны не светятся радостью. – Счастливый ребенок не станет хулиганить, выставлять себя «крутым». Даже если он учится не ахти как, у него ведь другие достоинства есть. Нет, без родителей, без их соучастия школу и свою работу я не представляю…»

А дальше – уже веселое и доброе, в духе Малкиной: «Приходят родители на собрание. И каждый норовит на заднюю парту примоститься. Выбираем родительский комитет. Типичная поза: голову вниз, согнутся, чтоб незаметнее стать… Натурально: девчонки и мальчишки! В Сети мы с родителями моего класса общаемся в группе «11«Б». «Молодцы, девочки!» – пишут друг другу мамы моих ребятишек под два метра ростом (двое у нас таких ). А вот еще… Дима, мой бывший ученик, пришел в класс уже как родитель. «Что-то парта шатается, – не понравилось ему. – Светлана Александровна, а можно я в субботу приду, укреплю в классе мебель?»

Такие разные – веселые, печальные, радостные, неожиданные – школьные истории слушаешь и будто видишь и папу Диму, и почти двухметровых парней Илюшу и Игоря, еще одного Диму-«бегуна», Карину из 7«Б»… Это тоже поток школьной жизни. И каким бы быстрым он ни был, есть в нем свои законы. Один из них от Светланы Малкиной: «Дети благодарнее взрослых. Умеют прощать».

Глядя на нее, уверяешься: приняв эту истину – будь ты учитель или родитель, – сам становишься благодарнее к миру и даришь окружающим радость этого откровения. Как сама Светлана Александровна.

Нина АЛПАТОВА.
Фото Романа ГРАМОТЕНКО.

Постоянный адрес статьи

К списку статей